Остров огненный 16 как проехать

Музыкальный перекресток


С 1764 года — 3-го класса, Новгородской губернии, Белозерского уезда. После Октябрьской революции 1917 года монастырь был превращён в тюрьму для «врагов революции». В 1930-е и 1940-е годы здесь была колония для политических заключенных в системе ГУЛАГа.

В 1938 году здесь размещалась Новоезерская ИТК-14, после войны ИТК-6, ЛО-17, который в пятидесятые годы был реорганизован в лагерный пункт строгого режима.

После смерти Сталина в 1953 году колония была превращена в обычную тюрьму для опасных преступников. В 1956 в ИТК-17 был установлен строгий режим для мужчин, осуждённых в первый раз за бандитизм и убийство. В 1994 году впервые в вологодском регионе и в России на её базе была создана исправительная колония с новым видом уголовного наказания — пожизненное лишение свободы.
В 1997 году монастырь стал тюрьмой исключительно для заключённых, отбывающих пожизненную меру наказания.

После введения

Остров «смертников»

Посреди его глади стоит Огненный остров, в прошлом мужской монастырь, а ныне — тюрьма. Полутораметровой толщины стены складывали монахи, раствор клали на яичных желтках, а земли под ногами нет — остров построили на гранитных глыбах.

Еще ни один заключенный отсюда не сбежал. Да и куда?! Вокруг на сотни километров леса да болота.

Стены тюрьмы поднимаются прямо из озерных вод. Говорят, первый затворник в ней появился еще в 1566 году, а во время Медного бунта царь Алексей Михайлович скрывал от гнева черни своего любимца боярина Бориса Морозова.

А после 1918 года в кельях устроили темницу для «врагов народа». С тех самых пор молитвы там возносят не монахи, а арестанты. Попасть сюда можно только через соседний остров — Сладкий, на котором живут обслуживающий персонал и охранники колонии. С «большой земли» сюда перекинут 480-метровый бревенчатый мост.

Со Сладкого к стенам монастыря переброшен еще один.

Безусловно раскаялись: 80 узников острова Огненный получили право на досрочное освобождение

Журналист cherinfo.ru побывал на «белозерском пятаке» и поговорил с осужденными и надзирателями о перспективах возможного освобождения самых опасных преступников России. Монастырь-тюрьма В 2017 году исполнится 500 лет с того момента, как на Огненном построили монастырь, в здании которого и располагается одна из семи российских колоний для пожизненно осужденных.

В небольшой комплекс, окруженный озером, ведет деревянный мост. На входе в ИК-5 у нас изымают телефоны (хотя связи здесь и так нет во всей округе), флешки и листок с картой местности.

Заключенных сюда свозят со всей России, и многие плохо понимают даже то, где находятся географически.

Местные жители тоже считают «пятак» глушью, хотя от Белозерска до него всего 45 километров.

«Что они сделали? Да все примерно одно и то же, — заместитель начальника исправительной колонии № 5 Игорь Дашковский открывает электронным ключом одну за другой двери и решетки, ведущие в четвертый блок.

Остров Огненный. Ад на земле

Основан в 1517 году в княжение великого князя Василия III Иоанновича преподобным Кириллом, иноком Корнилиева Комельско-го монастыря.

Обитель в древнее время пользовалась известностью, ей благотворили великие князья и цари московские, которые нередко лично посещали монастырь. После революции 1917 года обитель закрыли, и очень скоро стали содержать заключённых. В 1938 году здесь размещалась Ново-езерская ИТК-14, после войны ИТК-6, ЛО-17, который в пятидесятые годы был реорганизован в лагерный пункт строгого режима.

В 1956 в ИТК-17 был установлен строгий режим для мужчин, осуждённых в первый раз за бандитизм и убийство.В 1962-м — колония именовалась ИТК-5. В 1994 году впервые в вологодском регионе и в России на её базе была создана исправительная колония с новым видом уголовного наказания — пожизненное лишение свободы.«Пятак» выбрали не случайно. К мощным толстенным стенам монастыря ведёт лишь одна дорога — деревянный мост через озеро.

«Пятак» — колония для смертников

Хотелось свои доводы в этом вопросе или опровергнуть, или утвердить, взглянув в глаза людей-убийц. Моим напарником в поездке стал коллега – депутат Представительного Собрания района А.А.

Прокопьев. Два острова – Сладкий и Огненный Два часа в пути и вот первый деревянный мост через озеро.

Преодолев его, мы въезжаем на остров Сладкий.

Здесь живут сотрудники колонии. Впечатление угнетающее: полуразвалившиеся бараки, с полинявшей краской здание детского сада, минимум благоустройства. Следующий объект – «Пятак». Небольшой островок с белокаменными стенами мало напоминает тюрьму. Разве только обилие колючей проволоки выдает современную направленность бывшего монастыря.

Чтобы попасть на него нужно преодолеть еще один деревянный мост.

Можно сказать раритетный экспонат. По нему шагал на свободу герой фильма Василия Шукшина «Калина красная» Егор Прокудин.

А теперь по дощатому настилу ведут тех, кто приговорен на пожизненное заключение.

Остров Огненный. По обе стороны решетки

Именно под его руководством проходила реорганизация учреждения. Сохранить монастырь и организовать рабочие места для Белозерского района в трудные для страны 90-е годы — вот что им двигало в тот момент.

— А до этого? — допытываемся мы.

— Один. И то он был нужен, чтобы встряхнуть сотрудников, показать, что они не надзиратели ГУЛАГа или тюремщики, а работники системы исполнения наказания, тогда исправительно-трудовой. Пришлось имитировать. Поначалу Алексей Розов отказывается раскрывать подробности, оправдываясь едва ли не секретностью информации, но потом все же рассказывает.

В 1992 году заключенного вместе с мусором вывезли на свалку, которая находилась в полутора километрах от зоны.

Неделю вместо отведенных трех дней тот ходил кругами, истощал, едва не заблудился в лесах. Заблудиться здесь немудрено, а бежать и попросту некуда: знаменитый вологодский «Пятак» находится на острове Огненном, в стенах бывшего Кирилло-Новоезерского монастыря.

Наказание длиною в жизнь

Расположен он в Белозерском районе. Раньше на острове был Кирилло-Новоезерский монастырь, а теперь – тюрьма. Часто ее называют «Пятак». Это одна из пяти исправительных колоний особого режима для пожизненных заключённых в России.

Туда мы отправились 11 апреля – УФСИН по Вологодской области организовало пресс-тур, посвященный 20-летию колонии. Кстати, тюрьма в бывшем монастыре существует гораздо дольше — с 1917 года.

Она была и тюрьмой для «врагов революции», и лагерным пунктом строгого режима, а после смерти Сталина стала обычным исправительным учреждением для опасных преступников.

И только в 1994 году на ее базе создали колонию с новым видом уголовного наказания — пожизненным лишением свободы.

От Вологды до «Пятака» 300 километров пути – примерно четыре часа езды.

Трое заключённых покинули вологодский пятак

Их 55 человек.

С нами едет первый начальник колонии Алексей Васильевич Розов. По дороге он рассказывает байки, вспоминает, как устроил побег заключенного, чтобы «встряхнуть» персонал.
Накануне их стало меньше — троих выпустили на свободу за хорошее поведение.

Такое бывает не часто, но 18 августа — день смотра полезных дел.

Для осужденных это настоящий праздник.Владислав Ушаков, заместитель начальника УФСИН по Вологодской области: «Такие мероприятия проводятся на территории области в наших исправительных учреждениях в 54 раз традиционно в августе. Подводятся итоги работы учреждения за минувший год».А работы у заключенных не мало.

Одни трудятся на кухне. Другие следят за порядком, третьи о восемь часов сидят за швейной машинкой.Зинаида Ганина, инженер по организации труда ИК-5: «Сейчас мы шьем для Череповца костюмы, для МЧС шьем, детские костюмы, рубашки с коротким и длинным рукавом. Делаем очень много сувенирной продукции: буденовки, пилотки, панамы, афганки.

Пользуется популярностью костюм «горка», в котором лес ходят».Несмотря на занятость, заключенные занимаются спортом.

Будем жить, пока будет тюрьма Репортаж Ильи Жегулева с острова Сладкий, где нет транспорта, связи и отопления, а рядом — колония для пожизненных

Спецкор «Медузы» Илья Жегулев отправился на Сладкий, чтобы узнать, как живет местное население и функционирует местная экономика, — и попал в регион, где люди выживают за счет тюрьмы, а дикая природа постепенно теснит цивилизацию. Дорога на остров Сладкий идет по скрипучему мосту — примерно километровому деревянному настилу на Новом озере на западе Вологодской области.

В утреннем тумане мотоцикл с коляской, едущий на материк, останавливается, чтобы пропустить ползущее навстречу такси. «Куда же ты поехал? Не видел разве, что мы тут?» — ругается, кажется нетрезвый, мужчина средних лет в камуфляже; из коляски смотрит примерно так же выглядящий попутчик. В часы после рассвета в будний день на мосту хотя бы немного людно.

Комментарии 0